• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:35 

Итак, не спим мы уже больше суток.
Шестая серия Игры престолов закончилась, и впереди еще минимум шесть часов, которые надо чем-то занять.
В Игре, кстати, еще четырнадцать серий.
Эксперимент проходит нормально, если не считать того, что по какой-то причине наблюдения я никуда не записывал а начинать это делать спустя тринадцать часов и пятьдесят минут после начала смысла нет.
Спать желания пока что нет, посмотрим, что будет дальше.

UPD.: время вырисовывается не самое лучшее: около 8:00-8:40 и 11:45-12:00.
Спать с восьми до двенадцати утра не лучший вариант, вам так не кажется?
Если верить прогнозам, примерно в 16:00 снова наступит дикое желание упасть.

UPD.: странное утреннее воспоминание наводит на мысль о том, что если я зачешу волосы назад, то стану отдаленно похож на доктора Эммета Брауна.
Очень отдаленно.
Наверно, галлюцинации начинаются несколько раньше, чем я предполагал.

UPD.:

Кто ты в Вестеросе? by fandom PLIO 2012

Первый сезон подходит к концу.

UPD.: первый сезон закончился несколько часов назад.
Цвета путаются, красный издалека похож на оранжевый.
Смешно будет, если брат ляжет спать раньше меня.

UPD.: брат лег спать раньше меня, поэтому все смеемся.
Сна ни в одном глазу.
запись создана: 24.07.2012 в 13:52

12:14 

God, save us all.

18:39 

День — это слишком мало или слишком много?
Кажется, что третьего не дано.

Знаете, ненадолго я представляю себя плывущим по морю и мне становится немного легче.
Хотя каждодневное "ненадолго" уже, кажется, вывело меня в Атлантический океан.
Тоскливо, все-таки, но хочется верить, что когда-нибудь я дождусь ответа.
посмотреть дальше

19:04 

Ты, похоже, увяз по самое "дальше некуда", мой дорогой друг.
Ты считаешь, что этот день был одним из самых бесполезных, но такими были почти все дни в последнее время.
Ты не сделал ничего полезного ни вчера, ни позавчера, ни бог знает сколько времени уже, но почему сегодня это чувство острее, чем когда бы то ни было?
Время уходит, а ничего не меняется. Ты берешься за дело, успеваешь сделать лишь малую его часть, и вдруг понимаешь, что прошло уже больше часа. Как это, сможешь ты объяснить?
Так и получается, что уже который день твое продвижение вперед настолько мизерно, что стыдно перед самим собой.
И никаких идей. Пусто до ужаса и никаких идей, идей, идей.

Чем меньше ешь, тем меньше хочешь. Жаль, что со сном не так.

Просто помни, что ты обещал. Обещал не стать таким.
Ни при каких обстоятельствах, никогда не повторить.
Не стой на месте, прошу.

02:29 

19.03.2012 в 17:13
Пишет mask of mr. Pruett:

19.03.2012 в 17:08
Пишет theWrist:

Я дно пирамиды Маслоу.

URL записи

URL записи

22:00 

При таком раскладе впору ложиться спать в 20:00, а вставать - в 2:00.
Андрей играет, мать смотрит тв, и оба не могут делать это спокойно.
Он включает громче, и она включает громче; но и этого им мало, нужно еще и поговорить между собой, обратив внимание на то, что он не слышит её, а она — его, и тогда они начнут друг друга перекрикивать, соревнуясь в том, у кого голос более плаксивый.
А о тебе они будут говорить в 3-ем лице, будто тебя и вовсе тут нет.
Вот и попробуй тут делать что-нибудь, отличное от пребывания в состоянии с минимальным уровнем мозговой деятельности и пониженной реакцией на окружающий мир.
Очень, кстати, подходяще — минимальный уровень мозговой деятельности. Даже если ты не спишь, уровень этот в подобной ситуации будет минимален.

Едва ли не каждый день я вспоминаю Ольгу Александровну и то, что она мне сказала при нашей последней встрече.
Дима, говорила она, если что, уходи жить в общежитие. Ты для этой семьи должен сделать всё.

При всей моей к вам любви, дорогие родственники, я бы никогда не хотел стать таким, как вы.
Чувство, что я перед вами обязан, не проходит, но я сделаю все, чтобы вас перерасти.
Я хочу помочь вам, но не хочу быть на вас чем-то похожим.
В детстве еще было смешно, когда говорили, как я похож на брата, но не сейчас.
читать дальше

13:06 

Сделай вид, что ты жив, раз ничего другого сделать не можешь.
И кому какое дело, что ты давно не слышал человеческого голоса.

А может, вспомнишь


Listen or download А может быть и не было меня for free on Prostopleer

12:56 

Такое чувство, будто что-то сгнило.
И это что-то — я.
запись создана: 20.01.2012 в 14:09

13:18 

Она - как солнца свет

23:49 

Третьего марта в 03:09.
03:09, 03.03.12

20:02 

читать дальше
запись создана: 24.05.2012 в 00:19

@темы: make my day

21:24 

23:57 

12:29 

22:44 

Пока все привыкают говорить "мы" вместо "я", я приучаюсь к обратному.
Нелепость какая-то, это "мы" меня преследует, даже когда рядом никого нет, даже когда я думаю о чем-то, что мне предстоит сделать.
Представлять себя частью какой-то команды, которая собирается заняться важным делом. "Мы сможем".
Представлять себя в кругу друзей, которые куда-то собираются. "Мы поедем".
Кем угодно. И везде это "мы".
Но теперь хватит. Нет никаких "нас".

читать дальше

Нет "наших" целей, нет "наших" желаний.
Есть я, мои цели, мои амбиции.
И никто, кроме меня, этим заниматься не будет. Ждать нечего, делать все надо самому.

19:11 

Передо мной стоят ученики, которым через несколько минут предстоит пройти Распределение. Я, может быть, первый преподаватель, которого они видят, а Хогвартс — место, от которого зависит их дальнейшая судьба, и мне предстоит провести их туда. Они чего-то ждут от меня, но я совершенно не представляю, что им сказать. Наконец, выдавив из себя несколько слов о том, что здесь они проведут ближайшие семь лет и многому научатся, я веду их к Большому залу.
Я, наверно, неисправимый оптимист, если так уверенно заявил о сроке обучения. Разве я знаю, все ли осталось по-прежнему? Разве я могу знать, что им предстоит?
Кто бы ни были эти дети, на какой бы факультет их не отправила Шляпа и что бы им не предстояло в будущем, я желал им только лучшего, и рассказывая об обучении, вспоминал, как учился сам. Я бы хотел, чтобы они встретили таких же друзей, каких здесь встретил я, чтобы их учили такие же хорошие учителя, которые учили меня. И я бы хотел, чтобы после школы их жизнь сложилась лучше, чем моя.
Ведь именно ради этого я здесь. Каждый пусть думает что угодно о том, что я делаю в компании Упивающихся, как я попал в Хогвартс, находящийся под их контролем, мне все равно. Я там, где я должен быть, и мне лучше всех известно, что на их сторону я не перейду никогда. Я обязан хотя бы постараться проследить за тем, чтобы с детьми ничего не произошло, если ни на что большее не способен.
Догадываются ли дети, которые сейчас идут за мной, что я, как и они, здесь в первый раз за долгие годы?
Распределение в преддверии Рождества — событие, из ряда вон выходящее, но ждать можно и не такого. Родители не хотели отпускать своих отпрысков, и я могу их понять. Кто может знать, что здесь произойдет? Кто сможет гарантировать, что здесь безопаснее, чем дома?

Мы подходим к Большому залу, и я стараюсь объяснить, для чего он предназначен. Получается совершенно невнятно, и они, наверно, смеялись бы надо мной, если бы так не волновались.
Большой зал полон. За столами сидят студенты, и они ждут Распределения едва ли не с большим нетерпением, чем поступающие. За преподавательским столом уже собрались все учителя, и Серая дама подсказывает, что мне нужно к ним присоединиться. Я не могу оставить учеников, да и не хочу, но в итоге уступаю.
Нынешний директор произносит речь. Говорит он много и порой сам путается, начиная мысль с начала. Наконец он упоминает поступающих и я возвращаюсь к ним, говорю о том, что каждый из них будет вызван по фамилии, после чего им нужно будет сесть за стол того факультета, на который они попадут. Говорю слишком тихо, так что некоторые из них вряд ли меня слышат, но они, наверно, и не заметили, что я что-то им сказал: их внимание занято происходящим.
Наконец, действие начинается. Все та же Шляпа, все так же выкрикивает свое мнение... Как будто в Англии все осталось точно так же, как было раньше.

"Люпин, Ремус!"
И неуклюжий мальчишка, который, наверно, боится сам себя, выбегает к преподавательскому столу и садится на трехногий табурет, а ему на голову одевают старую потрепанную шляпу.
Страх, но страх не за себя, а за то, что может произойти по его вине...
Смелость...
Любовь к людям, готовность прийти на помощь, неумение отказать, когда просят...
Способность жертвовать собой ради других...
Ответственность, невероятная ответственность...
И отвага. Шляпа постоянно говорит ему об отваге.
Наконец, звучит громогласное "Гриффиндор!", стол этого факультета разражается овациями. Он заставляет себя перебороть страх и идти к факультету, который теперь он может назвать своим.
Они рады, а он считает, что Шляпа ошиблась, ведь он — трус.

Я остаюсь с новичками до тех пор, пока не называют фамилию последнего из них. Тогда мне приходится вернуться на свое место за преподавательским столом.
Директор вновь начинает говорить, теперь предлагая профессорам представиться и назвать дисциплину, которую они ведут.
Снейп, Брандт, Долохов, Вингфельд, Серая дама, Эйвери...
— Профессор Ремус Люпин, преподаватель Трансфигурации.
"И если бы я мог что-то для вас сделать, то обязательно сделал бы".
Трелони, Кэрроу...
Селвин замечает, что за столами не хватает студентов. Я пробегаюсь по ним глазами, но не знаю, кто отсутствует, потому что не знаю, кто должен быть. Начинается некоторое оживление, кто-то из студентов каждого факультета поднимается на ноги и называет фамилии отсутствующих.
Билл Уизли, Элеонор Брэкнелл, Терри Бут, Дориан Селвин.
Только имя Билла мне о чем-то говорит, я знаю его, потому что знаком с его родителями. И, конечно, внимание привлекает фамилия "Селвин". Сын директора или другой родственник?
Старост и их заместителей отправляют на поиски пропавших. Тянутся минуты ожидания, которые пытаются заполнить напоминанием школьных правил.
Наконец, возвращаются студенты и объявляют, что нашли их и сейчас они в Больничном крыле. Студентов отправляют по гостиным проводить посвящение, а преподавателей — к пострадавшим ученикам.

Они лежат на кроватях без единого движения. Я касаюсь одного из них рукой и чувствую, как он вдыхает и выдыхает, как по его жилам течет кровь, но он никак не реагирует на мое прикосновение. Единственное, что я понимаю — они живы, но то ли находятся во сне, то ли парализованы. Мисс Паркинсон говорит, что у одного из студентов в руках нашли какой-то темный артефакт. Значит, это не просто сон, он вызван не просто усталостью.
Директор решает вызвать Министра. Ну да, что еще вы можете сделать...
Я подхожу к другому ученику. Все в точности так же, как и с предыдущим: дыхание, кровь, но полное отсутствие реакции.

В Хогвартсе появляется Министр магии и все учителя и студенты возвращаются в Большой зал. Он заявляет, что знает, что нужно делать, и что сделать это должны сами ученики, потому как он не хочет лишать их возможности окунуться в сказку.
Давно ты полюбил сказки, Волдеморт? Раньше, помнится, тебе больше нравилось то, что можно назвать "хоррор".

...
Им не удается вернуть всех. Дориан и Терри продолжают спать.
Часть профессоров отправляется на факультеты, чтобы выразить свое недовольство ими за недостаточные усилия. Лучше бы думали о том, как вытащить оставшихся, а не о наказаниях.
Оборотень отзывается на зов себе подобных. Это первая мысль, за которую цепляются все.
Терри — оборотень, но об этом не знает никто из студентов. Воспользоваться этим способом значит раскрыть тайну.
И все же решение остается неизменным. Мало того, к осуществлению этого плана привлекают студентов, считая, что встреча с оборотнем — неплохой способ их наказать.
Снейп варит зелье, с помощью которого я смогу дотянуться до спящего Терри. Усмирять же его поручают рейвенкловцам, предварительно выставив меня за дверь. Я пью зелье, но не превращаюсь. Сначала я не понимаю, что это значит, но потом появляется мысль о том, что зелье нужно лишь для образования связи, но не для превращения. Я пробую выть, чувствуя себя несколько глупо из-за того, делать это приходится в человеческой форме. Но Бут не отзывается, и я пробую снова и снова, пока из-за двери не начинают доноситься голоса.
У них получилось. Не знаю как, но получилось.
Им не за что благодарить меня, но выходя, они говорят мне "Спасибо" и уходят.

 
запись создана: 06.02.2012 в 23:47

20:23 

Холодная война

Когда все произошло, было полнолуние, оно и было всему виной. Возможности укрыться в городе не было, и мне пришлось отправиться в Запретный лес. В конце концов, что могло там произойти? Всем известно со школьной скамьи, что в Запретном лесу водится нечисть и вряд ли найдется какой-то дурак, который туда сунется. Тем более если на небе полная луна.
Оказалось, что такой дурак нашелся. Алекто Кэрроу, столь же ненормальная, как и её брат, шла за мной. Мне было совсем не до этого и когда я заметил её присутствие, было уже поздно. Или лучше сказать, что она слишком поздно поняла свою ошибку? Убей я её тогда, не пожалел бы ни капли. Но того, что произошло, я никак не мог предвидеть. Произошедшего в последствии - и подавно.
Кэрроу использовала Ступефай, когда я уже почти превратился. Чары не сработали, точнее сработали не так, как надо. Нет, поначалу все было вполне ожидаемо: я потерял сознание, но когда очнулся, то понял, что что-то не так. Я не мог отойти от неё дальше, чем на несколько метров, - как только я это делал, начиналось что-то непонятное. Я испытывал ментальное давление, нечто давило на сознание. Это нельзя было сравнить ни с чем, известным мне. По глупости Кэрроу мы оказались связаны.
Это продолжалось целый месяц, в течение которого мне приходилось таскаться за ней, а ей - за мной. Но это еще пол беды. Заклинание уже начинало ослабевать, когда выяснилось, что она собирается в поместье Лестрейнджей. Хотя, какое мне было дело, куда она собирается?
Не представляю, по какой причине я на это пошел. Можно сказать, что в результате я даже что-то приобрел, но я все равно не понимаю, какого Мерлина меня дернуло согласиться?

В гостиной Лестрейнджей царит полумрак. Похоже, все гости уже в сборе.
Интересно, они прерывают разговоры каждый раз, когда огонь в камине зеленеет и появляются новые гости? Кажется, я знаю ответ. Когда появляются гости — нет, но сейчас в комнату вошел кое-кто, кого они никак не ждали, и им пришлось замолчать на полуслове. Некоторые так и сидят с открытыми ртами, непонимающе глядя в мою сторону.
Кэрроу стоит перед хозяевами поместья, а те косятся на меня и не обращают на неё внимания. Вот вам и гостеприимство благородных чистокровных семей — у них гости, а они не могут найти слов, чтобы их поприветствовать.
Наконец Беллатрикс выдавливает из себя слова о том, что безумно рада видеть Алекто и просит её объяснить, по какой причине появляется в высшем обществе в сопровождении такого, как я.
Они что, всерьез полагают, что я пришел бы сюда по своей воле?
Присутствующие обмениваются нелепыми шутками по поводу того, как следует поступить. Похоже, Азкабан не лучшим образом повлиял на их остроумие, если у кого-то из Упивающихся он когда-то был.
По приказу Волдеморта Амикус забирает у меня палочку. Подумать только, пятнадцать темных волшебников боятся одного светлого. Азкабан, видимо, затронул не только те части их мозга, что отвечают за юмор, но и все остальные.
Алекто упоминает о том, что я оборотень, и вызывает этим новую волну негодования. Все судорожно вспоминают, когда начнется следующее полнолуние, и до кого-то из них наконец доходит, что оно через два дня. Кто бы это ни был, ему, наверно, пришлось пройти через страшные интеллектуальные муки. В ответ кто-то спрашивает, есть ли какие-то гарантии того, что я не превращусь прямо сейчас. О, Мерлин, похоже, что их интеллекту еще очень долго придется страдать.
Амикусу велят проверить, насколько я безопасен для светского общества. Надо признать, господа, ваша забота о собственной шкуре переходит все вообразимые пределы.
Он выводит меня из комнаты и направляется вверх по лестнице, его незабвенная сестрица неотступно идет следом. В небольшой задымленной комнате он останавливается у двери, а я встаю у окна. Алекто лепечет что-то о том, как все случилось и о том, что она ни в чем не виновата. С её слов абсолютно ничего не понятно, а я помогать в объяснениях не собираюсь. С чего бы вдруг?
В конце концов старшему Кэрроу надоедает этот поток сознания и он использует Легилименс в мою сторону. Что ж, если так хочешь — получи и распишись. Не думаю, что тебе понравится то, что ты узнаешь.
Я оказался прав. Между родственничками начинается перебранка, продолжающаяся до появления Волдеморта и еще троих Упивающихся. Видно, допрос несколько затянулся.

Оставшиеся в гостиной напряжены. Боитесь, что что-нибудь произойдет с вашим Лордом или с вами?
Продолжают упражняться в остроумии, все так же безуспешно. Пропускаю все замечания мимо ушей.
Слышу странно знакомый голос и понимаю, что автором последней реплики был Снейп. Ну да, конечно ты здесь. Где тебе еще быть после смерти Дамблдора? Кажется странным, что когда-то я сочувствовал тебе. Мне казалось, что все, через что тебе пришлось пройти, было незаслуженно, но, как оказалось, Сириус и Джеймс были правы на твой счет. Ты трус, трус и предатель, и Петтигрю — пара тебе, которой ты достоин. Дамблдор поверил тебе тогда, семнадцать лет назад, и спас от срока в Азкабане, и вот твоя благодарность. Нет, ты совсем не такой, как другие Упивающиеся. Они-то, наверно, верят в то, за что сражаются. Эта ненормальная парочка, в поместье которых вы собрались, пошла за ним до конца, не стала отпираться и прятаться. Ты же — совсем другой случай. Ты выберешь сторону, на которой будешь сражаться, только перед самой победой. Тебе не столь важно, за что сражаться. Тебе важно лишь оказаться на той стороне, которая победит. Тогда победили мы, и ты был в Ордене Феникса. Теперь победили они, и ты — Упивающийся смертью. Отсутствие чести помогает тебе выжить, да? Ты всегда найдешь способ выйти сухим из воды.
А вот и тот, кто тебя всему научил — Люциус Малфой. В тот раз он тоже избежал наказания. Сколько ему пришлось заплатить? Видимо, не так уж много, раз на сдачу он мог содержать свое поместье. Когда Волдеморт вернулся, ему тоже пришлось платить? Или ваш повелитель не злопамятен и легко прощает отречение от своих идеалов?

Тот, кого вы называете Милордом, предлагает мне представиться и рассказать о себе. Что ж, будь по-вашему, все равно уйти отсюда я пока не могу. Называю свое имя и упоминаю о том, что являюсь безработным. Он спрашивает, по какой причине. Странный вопрос, ему самому так не кажется? Должен бы знать, ведь оборотням было запрещено устраиваться на работу именно тогда, когда у власти стоял Пий Толстоватый, министр под Империусом. Говорит о том, что так было и раньше. Нет, Волдеморт, в этом ты ошибаешься. Раньше не было закона, запрещающего принимать ликантропов на работу. Просто все нас боялись, и сами решали, как поступать. Теперь же они имеют на это полное право, и им не надо придумывать всевозможных отговорок.
Наконец речь заходит о моем преподавании в Хогвартсе. Среди присутствующих как минимум трое были его свидетелями. Снейп, перманентный зельевар, и эти дети, Пэнси Паркинсон и Натаниэль Мальсибер. Они, конечно, не могут вспомнить о том годе ничего хорошего, ведь по меткому выражению Снейпа, разгласившего причину моего болезненного вида, "провели целый год в страшной опасности".
Спрашивает, чему я научил детей, и между двумя Упивающимися начинается спор по поводу школьной программы. Один из них, похоже, нынешний преподаватель Защиты. Они называют его Эйвери.
Что-то происходит. Не здесь, не в гостиной. Во всем особняке сразу.
Волдеморт вскакивает со своего места. Но нет, это не совсем верно. Достаточно взглянуть в его глаза, чтобы понять, что на ноги встало только тело, воли хозяина в этом не было. Никто не шевелится, и я понимаю, что не в силах шелохнуться. Тело Волдеморта беснуется, бегает от Упивающегося к Упивающемуся, вопит что-то не своим голосом. Что-то об этом месте и одном из Лестрейнджей, о заключении и том, что больше подобного не повторится. И падает на пол так же неожиданно, как и поднялось.
Я чувствую, как колит в пальцах, а это значит, что способность двигаться вернулась. Через мгновение все присутствующие тоже это понимают и кидаются к своему повелителю.
Что только что произошло? Чувствую какой-то фарс, фантасмагорию, но не могу найти объяснения. На лицах Упивающихся написано не меньшее удивление. Значит ли это, что случившееся — не очередное их развлечение?
Пока я оглядывался по сторонам, им удалось привести своего хозяина в чувства. Он, похоже, не понимает, как оказался на полу посреди зала. И не помнит ничего, что делал полминуты назад. Ничего, что делало его тело.
Упивающиеся вопросительно переглядываются. Интересно, что вы придумаете? Убеждают его, что он упал в обморок от духоты, открывают окно. Внутрь врывается холодный ночной ветер, становится немного посвежее. Да, от прежней духоты можно было и сознание потерять, но он, похоже, не очень-то в это верит.
Рудольфус выходит за дверь, и, вернувшись, предлагает прочитать легенду о своем предке.
Дом, построенный на месте всплесков магической энергии, из-за чего в семье рождаются только волшебники. Да, господа, очень на вас похоже. Вы так боитесь появления сквиббов в своей семье, что готовы идти на что угодно. А это, видимо, цена.
С тем Лестрейнджем было то же самое, и теперь вам надо повторить то, что сделал он.
Вы похожи на детей, которые что-то натворили и скрывают это о родителей. Только вместо отца у вас Темный Лорд.
Боясь, что я превращусь раньше времени, вы были в чем-то правы. Нет, превратиться за два дня до полнолуния я не смогу, но волк подошел уже очень близко, и сейчас он чувствует ваш страх. Вы боитесь, что не сможете справиться с проклятием этого дома, но еще сильнее вы боитесь, что ваш повелитель поймет, что вы что-то от него скрываете. Пока Лестрейндж читает легенду, вы каждую секунду оглядываетесь. Боитесь, что Он прервет чтение и вы не узнаете, что делать, потому что не сможете нарушить приказ и дочитать.
Волдеморту легенда показалась скучной, и чтобы немного его отвлечь, а заодно и дать вам время подумать, Беллатрикс уходит с ним на прогулку по поместью.
В комнате сразу начинаются крики. Вы не знаете, что делать. Каким-то образом вы собираетесь прочитать название ингредиентов, написанное на руке Волдеморта, так, чтобы он этого не заметил.
Снейп предлагает сварить зелье. Молодец, что тут скажешь. В этом ты мастер.

Чтобы он наверняка выпил то, что надо, снотворное было налито в три бокала. И чтобы он ничего не заподозрил, хозяева выпили вместе с ним.
Очнувшись, он приходит в ярость. Беллатрикс, которая водила его по поместью и ничего не знала, тоже.
Он уходит, дав вам время найти виновных, а она остается. Одному из вас приходит в голову гениальная мысль. Признаться, Снейп, такой чуши я давно не слышал.
Я предлагаю вам убедиться в том, что не принес с собой никаких ингредиентов, а вы брезгливо отказываетесь.
Вы никогда не станете настоящими волшебниками. Есть вещи посильнее любой известной вам темной магии, но от одного их вида приходишь в ужас. Или они вызывают у тебя чудовищное омерзение. Или же их неизвестность просто пугает. И чтобы узнать их, нужно переступить через свое отвращение, через свой страх, через свое пренебрежение. А вы боитесь прикоснуться к оборотню. Однажды ваш повелитель уже пренебрег неизвестной ему магией, и это стоило ему тринадцати лет жизни без тела.
Наконец вы находите "виноватого": Амикус Кэрроу, безвинно оскорбленный, решил подшутить над хозяевами поместья, Темный Лорд же выпил снотворное случайно.
Нельзя сказать, что Волдеморт пришел от услышанного в восторг.

В восемь дух является снова.
Тело Волдеморта носится по комнате, но я не ощущаю прежнего онемения. Присутствующие могут двигаться, но все равно остаются на своих местах, как будто скрывая это, как будто ждут какого-то сигнала к действию. Тело приближается к Эйвери, что-то шепчет ему и отворачивается; выхватив палочку, Упивающийся пытается его оглушить. Безрезультатно.
Преподаватель Защиты от Темных Сил не может справиться с темным существом. Будь Волдеморт свидетелем подобного, остался бы Эйвери в этой должности?
Но сейчас мне это неинтересно. Мне безразлично, кто все эти люди, стоящие вокруг. Я прекрасно знаю большую часть из них, знаю, ради чего они живут и чем они живут, но каким-то образом знание это отступает на второй план, пока Волдеморт не контролирует свое тело. Нет, у меня нет ни малейшего желания спасти их. Так же как нет желания спастись самому. Я не боюсь за свою жизнь, я не чувствую ненависти к Упивающимся. Пока тело Волеморта само собой движется по комнате, я вообще ничего не чувствую.
Эйвери повторяет попытку, но в ответ слышит лишь смех. Похоже, дальше притворяться парализованными собравшиеся не видят смысла. Дамы, до этого боявшиеся поправить перчатку или поудобнее сесть на стуле, приводят себя в порядок.
Этот дух что-то знает. Обо всех, кто сейчас находится в поместье. Именно поэтому, находясь в теле Волдеморта, он подавляет самые сильные эмоции находящихся вокруг. И моя злость уже не так остра. А страха, видимо, лишены все. Именно поэтому в данный момент Эйвери направляет Инсендио на тело своего господина — ему безразлично, что с этим телом случится.
Беллатрикс спрашивает у духа, чего он хочет.
Нет, полностью подавить чувства людей он не способен. Когда хозяйка дома напоминает о себе, на меня вновь волной накатывает ненависть, и я вспоминаю, что смерть Дамблдора, Сириуса и Джеймса и еще бесчисленного множества моих друзей — вина тех, кто сейчас стоит передо мной. По их прихоти мы вынуждены скрываться, и мне даже неизвестно, кто из Ордена остался жив и где он находится.
Конечно, им до этого нет дела.
Тело Волдеморта заявляет, что весь дом за пределами гостиной изменен, и тот, кто попадется в приготовленную им ловушку лишится лица. Всех будто бы снова парализует. Он добавляет, что заклинание Люмос больше не действует, и падает на пол.
Упивающиеся бросаются к нему, пытаясь добраться до названия ингредиента на руке; другой возможности наверняка не будет.
Беллатрикс выбегает за дверь, чтобы через несколько секунд вернуться. Дух не соврал — лица у неё нет.
Это и становится первым, что замечает Волдеморт, приходя в сознание. Он спрашивает, что с ней, но ответом остается недоволен; он понимает, что ему недоговаривают.
И он спрашивает о происходящем у меня. Я обвожу глазами присутствующих, хочу посмотреть на выражения их лиц. Вы хотите скрыть от своего повелителя, что ему грозит опасность, но у меня нет никакого резона вам помогать. Он, видимо, умнее вас и это понимает.
Я начинаю рассказывать о том, что мне известно, и мой рассказ производит тот эффект, которого я ждал: Амикус, сорвавшись с места, использует Силенцио, и сразу после этого попадает под Ступефай, использованный Волдемортом. Ну что, господа, чувствуете свою беспомощность?
Я заканчиваю свое повествование и он приказывает Снейпу принести Веритасерум. Начинается обнос зельем.
Теперь Упивающиеся ничего не могут скрыть и Темный Лорд узнает всю правду.
запись создана: 22.11.2011 в 00:28

21:56 

ФБ имени Прокуса Сраного Лестрейнджа, или Горячая любовь Августа в холодном августе

А также:
"Загадочная история о не менее загадочных выделениях столь же загадочных насекомых в бесконечно загадочном Запретном лесу"
"О безликости и рогатости"
"О преждевременных превращениях оборотней"
"Пикачу, я выбираю тебя!"
"Песня, которую ты пел мне в Азкабане"
"Она что, тоже алкоголичка?"
"Может обсудим это? - Нееееееееет"
"60 на 40"
"Ты что не видишь, нас пресуют"
"Досчитываем до трех и заходим. - Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать..."
"Ваше общество на меня так действует"
"Мисс Паркинсон, я думаю, вам стоит присоединиться"
"Долохов, что с Долоховым?"
"Маглы едят батарейки?"


начиналось все как обычно: мало того, что я приехал раньше, чем надо было, так еще и заблудился хотя казалось бы, как можно заблудиться, идя от Пушкинской до Витебского вокзала?
простояв некоторое количество времени у пригородных касс, я встретил Снейпа и Амикуса рассказавшего мне историю, условно называемую "ну что, девочки, вкусненько было?
кто-то из них позвонил куда следует и выяснилось, что стоим мы совсем не там, где надо.
зайдя на вокзал с другого фасада, я познакомился с миссис Паркинсон и её тяжеленной сумкой, которую мне довелось носить на себе довольно продолжительное время (сумку, конечно, не миссис Паркинсон)
далее мы нашли остальных чертей, среди которых я заметил кое-кого лишнего, сели в электричку и помчались.
пропустим часть о том, как мы ехали до Павловска, потому как большого интереса она не представляет.
коттедж (вернее особняк господ Лестрейнджей) оказался довольно неплох, а уж лестница - выше всяких похвал.
сделали мы все как надо, накатили на веранде, прослушали вступительную речь Лорда, потом каждый прослушал свою личную тему, и понеслась.
спрашивается, какого дьявола Люпин оказался на званом ужине по поводу назначения Рудольфуса на какую-то-там должность? притащила меня Кэрроу, которой не повезло встретиться с оборотнем в полнолуние, использовать на него самое просто заклинание и получить неожиданный эффект: в итоге мы оказались связаны магической связью, не позволявшей нам находиться в разных помещениях.
и вот, прибываем мы в особняк четы Лестрейнджей через каминную сеть (надо сказать, перед нами шел Мальсибер в гордом одиночестве, и, чтобы он не чувствовал себя очень неуверенно, я предложил зайти с разницей в три секунды. но Кэрроу, конечно, все испортила, досчитав не до трех, а до пятнадцати), на меня сразу обрушиваются негодующие возгласы "Это еще что за хрен?", и пока Кэрроу пытается впарить своим коллегам-упивающимся, что мое присутствие здесь совершенно необходимо, я метаю на всех свои самые презрительные взгляды. и, конечно, эпичная реплика:
- Полнолуние только через два дня, мы, мол, в безопасности
- А где гарантии, что он не превратится прямо сейчас?
ну да, конечно, где гарантии, что я часы не переведу и полнолуние не наступит на двое суток раньше? х)

в итоге Лорд приказывает Амикусу проверить, в чем дело, и он уводит нас в курилку. начинаются разные ля-ля, в ходе которых Алекто пытается убедить брата, что все это случайно получилось, а он использует на мне Легилименс и я просто все выкладываю х)
к нашей теплой компании присоединяются Лорд, Эйвери и Долохов, один из которых предлагает проверить, действительно ли это Алекто, и Амикус спрашивает у нее о своем самом постыдном поступке. она, естественно, публично разглашает случай, когда её братец нассал в цветочный горшок.
Алекто выгоняют за дверь, в результате чего я начинаю корчиться в адских муках. в последствии об этом говорили, что получилось "пиздец как"
ну, слово за слово, возвращаемся мы обратно ко всем гостям, и происходит различная срань, в результате которой Лорд заявляет, что хочет увидеть свадьбу оборотня и пожирательницы. только в последствии он мне объяснил, что свадебка эта не настоящая, а должна быть исполнена в качестве спектакля
у нас с Лордом завязывается разговор, в ходе которого он выясняет, кто я такой и кем работаю, ну и прочие ненужные детали
и конечно, вопросы задают остальные Упивающиеся, причем так, что у меня нет возможности на них ответить - за одним вопросом сразу следует другой, и я шестым чувством понимаю, что перебей я кого-нибудь из них - не крышка, а они мне в итоге заявляют, что я оставляю ихвопросы без ответа
тут снова немного пропустим, потому как ничего интересного я не помню, и перейдем к семичасовому ахтунгу х)
ровно в семь, мистер Эйвери или не он собирается произнести поздравительную речь, когда является дух поместья. мы все замираем и не можем двигаться, а он, значит, творит различные непотребства.
болтает, болтает, и вдруг подходит к Белле, сидящей на стуле, и берет её за волосы продолжая творить различные интересные вещи а я стою прямо у Беллы за спиной и понимаю, что тоже хочу так сделать
явление духа заканчивается и Лорд падает в обморок. все упивашки бросабтся к нему, а я стою, как можно более выразительно поглядывая по сторонам, изображая недоумение.
Рудольфус зачитывает легенду (автором которой является тот самый Прокус Сраный) из семейной библиотеке, в которой объясняется, в чем дело. Лорду, конечно, никто ничего не объясняет - он, мол, просто в обморок упал.
выясняется, что надо сварить зелье, добыть призрачный меч и прочие интересности, но при этом ингридиенты, необходимые, для зелья, написаны на руке у Лорда, и появляется проблема - надо её прочитать так, чтоб он не увидел.
они решают напоить его снотворным, да так, чтобы он не заметил, что заснул, и в это время сделать с ним все то, что надо.
он это, конечно, палит, и начинается скандал, в котором все пытаются спихнуть на меня (особенно примечательно здесь замечание Снейпа о том, что в состав снотворного входят выделения неких насекомых, которых полно в Запретном лесу, где я самый дорогой гость), но в итоге все спихивают на Амикуса х)
кстати, в ходе выяснения вопроса о том, что происходит, Эйк заявляет: "давайте просто спросим у того, кто знает", и показывает на меня пальцем. я, естественно, очкую, потому что ну вообще ничего не знаю, но все на что-то отвлекаются и про меня забывают х)

в восемь дух появляется снова, и снова начинает творить разные непотребства, в том числе и в мою сторону.
Эйвери и Амикус кидаются на него, пытаясь закидать заклинаниями, но ничего не действует. в итоге дух объявляет, что пространство за пределами гостиной изменено и всякий, кто попадется в измененную область, лишится лица, и что мы для него - как батарейки для магглов и он нас съест, в ответ на что мистер Лейстрендж интересуется, чем же питаются магглы и что такое батарейки
первой в ловушку попадается миссис Лестрейндж - правильно, должны же хозяева дома показать, как это делается, - в результате чего возвращается с вологодским кружевом на голове с отекшим лицом. Рудольфус в ужасе - ну конечно, как не быть в ужасе, если была у тебя жена красотка а теперь у нее кружево вместо лица, то есть его вообще нет?
после неё туда попадается Люциус - и, естественно, первое, что он слышит: "Зайчик, да ты похорошел" от своей жены, сидящей за ноутбуком в библиотеке.
Лорд пытается выяснить, что происходит, и спрашивает он об этом не у кого-нибудь, а у меня, потому что от Упивающихся все равно ничего не добиться. Я, конечно, понимаю, что ничего не говорить условились они, а мне что-то скрывать нет никакого резона. И постепенно рассказываю все, что знаю. На середине рассказа вскакивает Амикус и кастует на меня Силенцио, но тут же отправляется на отдых, а я продолжаю.

Дух появляется по расписанию, ровно в девять (или в десять, точно не могу сказать, потому что один раз Лорда вырубило за пределами гостиной) и объявляет, что все присутствующие лишены магии, а его любимый волчок их съест. Все пытаются объяснить очнувшемуся Лорду, что магии больше нет, а он демонстрирует обратное, вырубая Мальсибера Круциатусом (признаться, это было достаточно сильно, потому что тот был приложен затылком к полу и произошло это достаточно динамично).
в общем, события продолжают развиваться, и присутствующим необходимо искать ингредиенты для зелья, если они не хотят стать батарейками.
а а необходимая часть - Лунный камень, который может достать только оборотень.
я, естественно, спрашиваю, по какой такой причине я должен им помогать, на что Снейп отвечает просто: Империо и все вопросы. Но тут выясняется, что заклинание сделает ритуал бессмысленным.
разговор об условиях, конечно, ведется мною с Лордом. сначала мне был предложен запас зелья, которое позволит каждый месяц сохранять рассудок во время превращения. я отказался, ссылаясь на то, что один день в месяц могу провести в одиночестве конечно, не упоминая о том, что я почти все время провожу именно так. Тогда находится самая простая причина - если не хочешь умереть, достанешь. Сначала я думаю о том, что смерть эта мне не страшна и в общем-то не заставит помогать Упивающимся, но я нахожу и более простой ответ: если я умру, то кто же принесет камень для зелья? Я выторговываю должность преподавателя в Хогвартсе, и меня спрашивают, чему же я могу научить детей. в ответ я называю три дисциплины: Защита, Трансфигурация и Заклинания. Мне предлагают выбирать между Трансфигурацией и Заклинаниями, после чего спрашивают: "Да или нет?" В этот момент в душе я просто ору: как можно на вопрос "Трансфигурация или Заклинания?" ответить "Да" или "Нет? Я себе это так и представляю: "Заклинания или Трансфигурация? - ДА!" Я спрашиваю о гарантиях выполнения этих условий, и Лорд отвечает, что даст слово. Я, конечно, не верю, и спрашиваю о Непреложном обете, на что он отвечает, что сильно не любит Непреложные обеты. А я, естественно, отвечаю, что сильно не люблю доставать Лунные камни. Из этого следует, что я их уже доставал, - об этом меня и спрашивают. Я отвечаю, что да пизжу конечно
В общем, условия оговорены, и мы переходим к кое-чему более сложному: собственно, приготовлению камня. Учитывая, что пока он у меня в руках и 15 минут после того, как я его лишусь, я буду в волчьей форме, и то, что я не могу находиться с Кэрроу в разных помещениях. Я ликую: наконец-то я её убью выход, конечно, был найден: пока я буду на улице, открыть окно в комнате и она как бы станет одним помещением с пространством за пределами дома. Но тут появляется еще одна проблема: как забрать у волка Камень, если у Упивающихся нет магии, а по своей воле он его не отдаст? Магия есть только у Лорда, а он что-то не торопится оставаться с оборотнем один на один. Хотя, давайте-ка оставим эту часть и перейдем к более интересной.
Я держу в руках камень и произношу заклинание, которое сделает его Лунным, капаю на него своей кровью и незамедлительно превращаюсь. Лорд использует Акцио и Инкарцеро, после чего съебывает за дверь. Я, значит, весь из себя, бегаю под окнами и вою, в ответ на что доносится вой из открытого окна, чтобы я не ушел далеко. Я приближаюсь к окну и мне в голову приходит гениальная мысль: а что, если залезть внутрь?" Окно, конечно, на втором этаже, но разве это проблема для оборотня? Я взбираюсь, и те, кто стоит внутри, начинает очковать и звать Лорда на выручку. Жаль, но я понимаю, что выбрал не самое подходящее место, надо было лезть чуть правее, а пока я туда перебираюсь, приходит Лорд со своим Ступефаем.

Действие камня постепенно проходит и я возвращаюсь внутрь, пока окончательно не окоченел


остальное потом х)

Подведи итоги всей игры, могу сказать лишь одно: с моей стороны получилось все далеко не идеально.
Я достал лунный камень, необходимый им для зелья, в обмен на что получил должность преподавателя.
Когда я это делал, мне казалось, что я все делаю правильно.
Но потом...
Получается, я, один из немногих выживших Орденцев, пошел на сделку с Темным Лордом, это раз.
Я спас ему жизнь, ведь без этого зелья он бы умер, это два.
Получается, что я сделал что-то для своего заклятого врага, и, на первый взгляд, для чего? Чтобы получить работу? То есть, ради собственного благополучия?
Пошел на сделку с Темным Лордом ради собственной выгоды?
У меня, конечно, было достаточно много причин, чтобы любым способом попасть в Хогвартс, но кто о них знает? Никто, кроме меня. И всем должно показаться, что сделка совершалась ради самого себя, будто я продался.
А это значит, что как персонаж я должен забить на все и делать то, что должен.
Потому что узнай кто-нибудь со Светлой стороны (если таковые остались) о том, как я попал в школу, он конечно решит, что Люпин предал все, ради чего до этого сражался.
Упивающиеся будут косо на меня смотреть потому, что я Орденец, и им прекрасно известно, что на их сторону я не переходил и никогда не перейду. Выжившие Орденцы - потому, что будут считать меня предателем.
Значит ли это, что Люпин теперь сам по себе?
Или, может быть, я просто все накручиваю, а на самом деле все абсолютно иначе?
запись создана: 20.11.2011 в 23:50

В пустоте глазниц

главная